Размер шрифта:
Цвета сайта:
Настройки:

Интервал между буквами (Кернинг):

Стандартный Средний Большой

Размер шрифта:

12 14 16

Муниципальное бюджетное учреждение культуры Централизованная библиотечная система Демидовского района Смоленской области
Версия для слабовидящих
8 (48147) 4-11-89

- Знаменитые земляки

ЕГО ИМЯ НОСИТ ГОРОД

Яков Ермолаевич Демидов

 

Родился Яков Ермолаевич Демидов 10 апреля 1889 года в деревне Слобода Дубровской волости Поречского уезда Смоленской губернии в семье малоземельного крестьянина. Рано начал пасти скот и водить лошадей в ночное.

Учился в Дубровской церковно-приходской школе, позже школа была преобразована в двухклассное сельское училище с пятилетним сроком обучения. Руководил училищем опытный педагог Николай Петрович кутасов. Годы обучения совпали с революционным подъемом в России и первой русской революцией. Это не могло не повлиять на развитие личности. Окончив с отличием училище, Демидов хотел поступить в учительскую семинарию, но денег в семье на обучение не было, и Яков уехал в Москву на заработки. Сначала он работал вагоновожатым, затем кучером у поречского дворянина Беловенца. Жил юноша у своего дяди- участника революции 1905 года В.Д. Демидова.

И вот Якова Демидова призывают в армию. Служит он в лейб-гвардии драгунском полку раскварированный в Петергофе. С началом первой мировой войны молодой драгун оказался на фронте. За отличие в боях отчаянно храбрый кавалерист был награжден тремя Георгиевскими крестами. Как примерного воина его направили учиться в офицерскую школу в один из гарнизонов Прибалтики, которую успешно закончил и был произведен в прапорщики. Февральская революция 1917 года застала его в Брянске, где он командовал ротой 257 стрелкового полка.

В 1917 году 257 полк перебросили в Гомельскую губернию. Здесь Демидова избрали членом местного совдепа и редактором газеты «Известия». В августе этого же года Речицкая большевистская организация приняла Я.Е.Демидова в члены партии без прохождения стажа сочувствующих. Тревожные вести приходили из родного Поречья. Там еще не была установлена Советская власть.

В феврале 1918 года Демидов приезжал к родителям в Слободу в краткосрочный отпуск. Узнав, что эсеры и меньшевики по сговору с офицерами бывшей царской армии 2 февраля разогнали уездный съезд Советов, Яков Ермолаевич послал группу активистов во главе с И.Ф. Шаровым к своим однополчанам в Речицу за оружием. Поручения Демидова выполнены успешно.

В марте 1918 года Я.Е.Демидов демобилизовался  и с путевкой Смоленского губкома РКП (б) прибыл  в Поречье на партийную работу и сразу включился в борьбу за установление  и упрочение Советской власти.

15 марта на втором уездном съезде Советов, который состоялся в здании земской управы, выступил с основным докладом по текущему моменту.

В марте же 1918 года Демидов на общем городском собрании был избран председателем Поречского уездного комитета РКП (б).

Партийная организация в Поречье была малочисленной, в ее рядах насчитывалось 59 человек. Поэтому председатель укома с аппаратом в лице лишь технического   секретаря   Стефана   Морозова   и   двух   внештатных   инструкторов

Афанасия Петрова и Тихона Царенкова развернул большую организаторскую и политическую работу по вовлечению в партию новых сил. Уже в ноябре в уездной поречской партийной организации насчитывалось 114 коммунистов. Кроме этого, осенью 1918 года под руководством Демидова были созданы коммунистические ячейки в поречской гарнизонной роте, в Дубровской, Лоинской, Заборьевской и других волостях общей численностью более 120 человек.

Весной 1918 года по инициативе Демидова и комиссара земотдела уисполкома Мочалова на базе помещичьих имений в д.Хотеево и д.Заборье были организованы сельскохозяйственные коммуны. Летом этого же года под руководством Я.Е.Демидова и при его непосредственном участии было создано 450 комитетов деревенской бедноты, сыгравших решающую роль в установлении советской власти. В начале июня 1918 года трудящиеся поречского уезда избрали Я.Е.Демидова делегатом на V Всероссийский съезд Советов. В центральном государственном архиве сохранился письменный доклад, адресованный съезду, подписанный поречской делегацией во главе с Демидовым. В нем говорится о контрреволюционных вылазках врагов советской власти в уезде, о продовольственных и хозяйственных трудностях. По возвращении со съезда Советов Я.Е.Демидов организовал уездную газету «Слово коммуниста» и был одним из его редакторов. Несмотря на бумажный голод, газета выходила регулярно два раза в неделю, порой на оберточной бумаге.

Проведение радикальных реформ вызвало возмущение зажиточных селян и горожан, они встали на путь открытой вооруженной борьбы, поддержав белогвардейско-эсеровский мятеж. В ночь с 12 на 13 ноября 1918 года восставшие захватили Поречье, а 14 ноября Я.Е. Демидов и ряд его соратников были расстреляны. 15 ноября в город вошли отряды красногвардейцев из Смоленска и местной народной милиции. Восставшие были изгнаны из Поречья. На заседании исполнительного комитета было решено переименовать город Поречье в город Демидов. Постановление было утверждено в Москве и с 20 декабря 1918 года город носит имя Демидов.

 

ПЕДАГОГ И ПИСАТЕЛЬ

Елизавета Николаевна Водовозова

 

17 августа исполняется 160 лет со дня рождения Елизаветы Николаевны Водовозовой, урожденной Цевловской, по второму му­жу Семевской, — русского педаго­га, детской писательницы, автора мемуаров «На заре жизни». Она родилась в семье помещика Ни­колая Григорьевича Цевловского в 1844 году. После брака ее родители несколь­ко лет прожили в деревне, в своем именин Погорелом, а затем пере­селились в Поречье, переезжая в деревню только на летнее время. К переселению в город Цевловских побудило, прежде всего, же­лание увеличить средства своей многочисленной семьи (Цевловский получил в Поречье место уездного судьи), а также стрем­ление устроить свой собственный театр.

Николай Григорьевич был стра­стным поклонником  гуманных идей и по своему образованию стоял головою выше того обще­ства, в котором вращался. Умер он в 1848 году от холеры, вместе с ним холера унесла одиннадцать детей. После смерти отца семья переехала в деревню.

Е. Н. Водовозова училась в Смольном институте благородных девиц. Ее учителями были К. Д. Ушинский, В. И. Водовозов. Дет­ство и отрочество Елизаветы про­текали при господстве крепостно­го строя, а юность совпала с его отменой, с годами первого демо­кратического подъема, с появлением на сцене общественной жизни  разночинца — главного пред­ставителя «новых людей». Ели­завета Николаевна стала невес­той В. И. Водовозова еще, будучи воспитанницей Смольного инсти­тута, а обвенчалась со своим учи­телем по завершению учебы в 1862 году.

В начале лета 1862 года Водовозовы отправились в поездку за рубеж, побывали в Бельгии, Германии, Англии, Швейцарии и Франции, знакомясь повсюду  с системой школьного обучения и дошкольного воспитания. По возвращении на родину осенью 1862 года  Вододозовы обосновались в Петербурге.

Если первые семена новых воз­зрений на жизнь, на общественный долг человека, семена глубо­кого уважения к труду были по­сеяны в душе Елизаветы Николаевны К. Л. Ушинским, то свои плоды они принесли именно благодаря Водовозову. Он оказал исключительное влияние на формирование ее общественник ин­тересов, на ее склонности к педа­гогической и литературной дея­тельности. Умер В. И. Водовозов в 1886 году. Елизавета Николаев­на высоко ценила душевную щед­рость мужа, его безграничную преданность делу народного про­свещения. Своего второго мужа — Семевского — она коротко знала еще в его юношеские годы. Нелегкой была жизнь этой женщи­ны-труженицы. На ее долю вы­пал печальный удел схоронить и Семевского, пережить двоих из детей. Ее старший сын, Михаил, умер от туберкулеза шестнадца­тилетним юношей, а самый млад­ший, Николай, скончался 26 лет от роду.

Е. Н. Водовозова — автор одно­го из первыхх пособий в России для родителей и воспитательниц детских садов. Она написала в 1871 году работу «Умственное развитие детей от первого появ­ления сознавая до восьмилетнего возраста». Большое значение воспитания придавала фольклору. Считала, что влияние матери в детском возрасте ребенка является определяющим в становле­нии его личности. Выступал, вслед за Ушинским против некри­тического  перенесения систем, воспитания иностранных ученых на русскую почву.           

В мемуарах Водовозовой представлены интересные портреты: К. Д. Ушинского, М.И.Семевского, П.И.Якушкина, П.Л.Лаврова и других замечательных людей второй половины XIX века. Она публикует книги познавательного характера  для детского чтения, главным из которых был трехтомный труд «Жизнь евро­пейских народов» (1875—1883 гг.). Выход в свет мемуаров Е. Н. Во­довозовой «На заре жизни» явил­ся значительным фактом в лите­ратурной жизни своего времени. Восприятие шестидесятых годов как «зари жизни» было присуще отнюдь не одной Водовозовой. Ту же мысль выражали и другие современники этой эпохи. Водо­возова, конечно, не случайно оза­главив так воспоминания, вклю­чила в них не только годы дет­ства и отрочества, но и первые шаги своей самостоятельной жиз­ни

Время показало, что мемуары Водовозовой не утратили для современного читателя ни своего эмоционального воздействия, ни значения исторического источни­ка, переносящего в обстановку сороковых —шестидесятых годов прошлого столетия. Мемуаристка сумела передать самый дух вре­мени, в котором она жила, рас­крыть перед читателем мрачную историю тлетворного влияния крепостничества на все сферы жизни страны и разверну го яркую картину быта и нравов разночин­ной интеллигенции.

Умерла Е. Н. Водовозова 23 мар­та 1923 года в Петрограде.

 

ПЕРВЫЙ ТЕАТР И ЕГО СОЗДАТЕЛЬ

Николай Григорьеви­ч Цевловский

 

Небогатый дворянин Поречского уезда Смоленской губернии Н. Г. Цевловский создает свой небольшой домашний  театр, не похожий как на при­вычное барское развлечение, так и на вольную антрепризу. Увле­ченный рассказ о нем Содержится в воспоминаниях дочери Цевловского—известной в  свое  время детской писательницы и педаго­га Е. Н. Водовозовой.   Между тем, крепостной театр Цевловского — единственный на Смоленщине, о котором остались более или менее подробные сведения.

При знакомстве с театром, пре­жде всего, останавливает внима­ние личность его организатора и владельца Николая Григорьеви­ча Цевловского (1790—1848). Он принадлежал к блестящему и гор­дому поколению русской молоде­жи 1812 года, либеральному ее крылу, к тем, кого именуют иногда «декабристами без декабря». Родился в семье смоленских дво­рян западнической   ориентации. С помощью гувернеров-иностран­цев получает прекрасное перво­начальное образование и знание нескольких европейских языков. К 14 годам остается без родите­лей и. как сирота, определяется юнкером в Петербургский улан­ский полк, где через несколько лет становится офицером. Пятнадцатилетним мальчиком Нико­лай Цевловский участвует в битве под Аустерлицем, а затем и по всех других основных событиях войны с Наполеоном.

Отечественная война 1812 года и заграничные походы стали ре­шающим фактором политическо­го развития Цевловского.  Они расширили его кругозор, раскрепостили сознание, побудили к размышлениям о плачевном вну­треннем состоянии России. Отны­не любимыми писателями моло­дого офицера становятся скепти­ческий Вольтер, чувствительный Руссо, пылкий Мицкевич, кото­рых он читает в оригинале, а из отечественных —Пушкин и Грибоедов.

В 1828 году Цевловский выхо­дит в отставку и приезжает на постоянное   жительство в свое смоленское имение   Погорелое, расположенное в поречской глуши, в семидесяти верстах от уезд­ного города. Через несколько лет Николай Григорьевич переселяет­ся с молодой женой в Поречье, в специально купленный для это­го большой деревянный дом. Вопреки ожиданиям, городская жизнь мало что  измелила. В городе оказалась та же среда помещи­ков, что и в селе. Как и следова­ло ожидать, вскоре по уезду по­ползли слухи о неблагонадежном направлении ума отставного май­ора, появляются жалобы и доно­сы.

В своем Богом забытом Поречье Николай Григорьевич не только сохраняет человеческое достоин­ство, но и делает все, чтобы при­общить своих земляков — прежде всего молодое поколение дворян к дорогим для него духовным ценностям, к современным идеа­лам и понятиям. По свидетельст­ву дочери, им «всецело владела» мысль о расширении образования и культуры. В общении с Цевловским (у него была прекрасная библиотека), как призналась од­на из его родственниц, молодым поречанам   «открывался новый мир». Именно такими, просвети­тельскими целями вдохновлялся он и при устройстве общественно­го театра.

Цевловский познакомился с те­атром еще в ранней молодости, в Петербурге, а потом в Варшаве. Он приходит к выводу об огром­ном образовательном значении искусства сцены. «Он всегда про­водил мысль, что из всех просве­тительских влияний наибольшее имеет театр, как первейшее средство для воспитания в молодежи благородных чувств»  (Е. Н. Водовозова).

Маленький театр Цевловского, подобно своему владельцу, выглядел как редкое исключение, как явление почти беспрецеден­тное для николаевского времени, тем более для крепостных под­мостков. Его репертуарная основа - самая добротная отечествен­ная и зарубежная классика. «Мно­гие помещики нашего уезда впер­вые из представлений   нашего театра познакомились с произве­дениями русских писателей, да­же с  комедией  «Горе от ума», - вспоминает Водовозова. Играли в Поречье и знаменитые комедии Фонвизина.

Идеология и качество  пьесы были, по-видимому, первой работой Цевловского. При необходи­мости он сам садится за письмен­ный стол и переводил для труппы полюбившиеся     произведения французских и польских драма­тургов — вплоть до классических комедий Мольера. А главной театральной  заслугой   Николая Григорьевича является, конечно же, постановка комедии  «Горе от ума». Причина приверженности Цевловского к шедевру Грибое­дова также лежит на поверхнос­ти. Он и сам, по сути дела, нахо­дился в ситуации Чацкого, пос­тоянно сталкивался с  местными Молчалиными   и Скалозубами.

Поречский крепостной театр  Це­вловского возник около 1840 года и просуществовал; судя по всему, до кончины его владельца в 1848 году. Наследник декабри­стских мечтаний   Цевловский стал одним из тех, кто исподволь готовил умы к либеральным ре­формам  Александр II.  «Вам трудно поверит, — говорила своим выросшим детям его жена Александра Степановна, - но кля­нусь вам всеми святы ми, что ваш отец уже в 30-х и 40-х годах, следовательно, в эпоху злейшего крепостничества, проводил же гуманные идеи, которые разделяете и вы».

Не случайно мы находим детей, и внуков Цевловского среди деятелей русского демократического движения второй половины прошлого века  (Е. Н. Водовозова, В.В.Водовозов). Старший его сын Андрей, проводя в жизнь в качестве мирового  посредника  крестьянскую реформу 1861 года, заслужил настоящую ненависть поречских  крепостников тщательным соблюдением буквы указа, нежеланием потакать их уловкам, честным соблюдение крестьянских прав. Старшая дочь Александра, великая тружениц стала одной из лучших учительниц Витебска и Смоленска. Зерна, оставленные в их душах отцом, дали хорошие всходы, деятельность поречского просветителя отозвалась в новых поколени­ях. Смоленский дворянин Николай Григорьевич Цевловский принадлежит к числу тех благородных энтузиастов и тружеников, Дон-Кихотам российской свободы, усилиями которых, по определению И. С. Тургенева, хотя трудно, подвигается вперед  история и сохраняет свое достоинство человека.

 

ИНЖЕНЕР - НОВАТОР

Николай Михайлович Кожечкин

 

Богата смоленская земля талантами. Среди на­ших земляков-демидовцев есть ученые, экономисты, аграрники, философы, медики, прославленные вое­начальники. Одним из них является Николай Михайлович Кожечкин,  инже­нер-железнодорожник.

Родился Николай Михайлович Кожечкин в 1915 году в семье учителей. Младенческие и детские годы его прошли в Поречье (ныне г. Деми­дов). Время детства было сложным: гражданская война. В демидовских ле­сах  таились бандитские шайки из белогвардейских офицеров и кулаков. Не обошел семью и голод. Детей вывозили в специ­альные колонии,  где их подкармливали  пшенной кашей.

Приняли   Кожечкина сразу во второй класс со­борной школы первой сту­пени. Первой его учитель­ницей  была Екатерина Ивановна Савичева.  Однако родители в 30-х го­дах переехали в Москву, где Николай Михайлович закончил фабрично-завод­скую семилетку.   Затем через биржу труда был принят на учебу в ФЗУ при автозаводе. В учили­ще подростки неделю находились  на теоретичес­ких занятиях, неделю ра­ботали в цехах завода наравне со штатными рабо­чими.  После окончания ФЗУ получил Кожечкин  квалификацию наладчика группы станков 5 разряда.

Осенью 1933 года он поступил  в  Московский институт инженеров тран­спорта на факультет «Изыскания, проектирование и постройка железных до­рог». Получал повышен­ную стипендию. В 1938 году Н. М. Кожечкин с отличием окончил инсти­тут и был награжден знач­ком «Лучшему ударнику, успешно    окончившему МИИТ».

Николая Михайловича оставляли в аспирантуре, но он по призыву комсо­мола поехал работать на Северную железную дорогу, управление которой находилось  в  Вологде. Этой дороге он и отдал 37 лет.

Накануне Великой Оте­чественной войны Кожечкина назначили началь­ником одной из Северных аварийных дистанций пути    (Вожега-Няндома). Штат дистанции составлял около 1000 человек.

В   июньское  солнеч­ное утро 1941 года, ког­да руководители 3-й Выжегодской дистанции пу­ти расположились на от­дых с семьями, было получено известие о начале войны.   По мобилизаци­онному предписанию были приняты все меры для того, чтобы провести све­томаскировку сооружений, убежищ, усиления охра­ны мостов, пути и т. д. Наиболее опытные кадры пришлось   откомандиро­вать в специальные восстановительные железно­дорожные формирования, многие ушли воевать. Их заменили женщины,  ко­торых пришлось обучать.

Одновременно  Кожечкин был назначен руко­водителем восстановительной летучки   и работал по восстановлению после налета немецкой авиации пути на участке Вожега-Сухона.  Особенно силь­ным  был налет  осенью. 1941 года  на станцию Хоровская.

Работники  дистанции перешли на военное по­ложение, работали, сколь­ко хватало сил. Наряду с ремонтными и восста­новительными   работами устранялись   недоделки, оставшиеся после строи­тельства вторых путей на участке  Данилов-Архан­гельск.    Приближалась зима. Полуголодные, из­мотаны изо всех сил трудились путейцы,   но никто из них не сетовал, не жаловался. Дистанция участвовала  в воинских перевозках к Ленинград­скому фронту. Часть работников дистанции была направлена в командировку для выполнения вос­становительных работ под Ленинградом, на участке Тихвин-Волховский-Войбокалово.  Многие из них погибли, несколько умерли от голода и холода. Надо сказать, что в воен­ной время железнодорож­ный транспорт был опорой Красной Армии и выпол­нял самые ответственные задания ГКО и Советско­го правительства.

Наряду с производст­венными делами на дис­танции принимались ме­ры по организации под­собного хозяйства, посад­ки  картофеля,  овощей; сеяли овес, заводили коз, разводили птицу, ловили рыбу, охотились,  чтобы поддержать себя.

В 1944 году Н. М. Кожечкина назначили на­чальником машинно-путевой станции Северной до­роги, которая занималась восстановительными рабо­тами, строительством  и обслуживанием архангель­ской ледовой переправы через Северную Двину.

В порты Архангельска следовала часть кораблей северных караванов.  К ним была построена же­лезнодорожная линия, пе­ресекающая реку Северную Двину. Каждую зиму строилась ледовая желез­нодорожная переправа. В пургу и северный холод железнодорожникам  при­ходилось работать на Се­верной Двине и днем и ночью.  Всей  жизнедея­тельностью Архангельского района в это время ру­ководил уполномоченный ГКО Иван Дмитриевич Папанин, с которым несколь­ко раз пришлось встре­чаться Кожечкину.

В 1946—1953 годах Николай Михайлович работал одним из руководи­телей службы пути всей Северной дороги, в веде­нии которой находилось 18 дистанций, машинно-путевые станции, карье­ры, заводы, специальные поезда и другие подразделения.

В 1953 году произошло объединение Северной до­роги с Ярославской. Кожечкин был назначен по­мощником начальника до­роги и занимался исключительно   инженерными работами,  а  в августе 1955 года был откоман­дирован как перспектив­ный работник для повы­шения квалификации в Академии железнодорож­ного транспорта.  Акаде­мия готовила высший командный состав отрасли. Позднее она была закры­та, и Кожечкина направили в командировку в Мон­гольскую Народную Рес­публику. Там он впервые столкнулся  с проблемой вечной мерзлоты, а когда к Северной дороге была присоединена Печерская магистраль, пришлось использовать этот опыт и на Северных участках дороги.

По возвращении из Монголии в 1958 году Кожечкину поручили создать в Ярославле проектную организацию, обсуждающую Большую Северную дорогу. Был организован институт «Ярославльжелдорпроект», директором которого он и проработал до декабря 1975 года, когда вышел на пенсию.

В  проектно-изыскательском институте с ложился дружный и квалифицированный коллектив, который решил сложные технические вопросы и проектировал железнодорожную автоматику. На счету Н.М.Кожечкина 70 инженерных разработок, 38 публикаций.

 

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ, ПУБЛИЦИСТ И ПЕДАГОГ

Федор Павлович Еленев

 

Поречская земля славится не толь­ко уникальной природой, но и своими знаменитыми сынами и дочерями. В этой небольшой статье я хочу рассказать о малоизвестном в наши дни, а в свое время крупнейшем педагоге, публицисте и государственном деятеле – Федоре Павловиче Еленеве.

Федор Павлович Еленев родился 29 апреля 1827 года в городе Поречье. Его отец был учителем истории и географии Пореского уездного училища. В апреле 1834 года его с повышением перевели смотрителем Смоленского уездного училища, и конечно, семья переехала на постоянное место жительства в губернский город.

Федор после окончания курса в Смоленском уездном училище в 1839 году, в двенадцатилетнем возрасте был зачислен в третий класс смоленской гимназии. После успешного завершения учебы в гимназии он поступил в Московский университет, который окончил в 1849 году. В этом же году его назначили в Тулу старшим преподавателем математики и физики.

Как преподаватель Федор Павлович пользовался большим авторитетом и уважением. 5 мая 1852 года он подал прошение о переводе его в Смоленскую гимназию, ссылаясь на необходимость совместного жительства с родителями. Просьба была удовлетворена, и он проработал в Смоленске до лета 1857 года.

В Смоленске Федор Павлович преподавательскую работу совмещал с работой воспитателя в благородном пансионе. В эти годы Еленев подготовил сочинение о Крымской войне.

Склонность к общественной деятельности и литературные устремления побудили учителя гимназии уехать из захолустного и тихого губернского города в столицу России город Петербург. Здесь он работает  учителем. В первом кадетском корпусе, одновременно становится секретарем Я.М.Ростовцева, под руководством которого должна была осуществляться реформа 1861 года.

Результатами работы и наблюдений за тогдашней российской действительностью, включая и смоленский период жизни, стала книга очерков «В захолустье и в столице». Ее публиковали в 1867-1869 годах «Отечественные записки». Очерки были подписаны псевдонимом Скалдин. В 1870 году они были напечатаны отдельным изданием.

В этой книге Ф.П.Еленев с позиций буржуазного либерализма защищал интересы крестьян и критиковал пережитки крепостничества, тормозившие экономическое развитие России.

Работа Еленева привлекала внимание Маркса, Энгельса, Герцена, Огарева и других. Ленин использовал материалы книги в статье «От какого наследства мы отказываемся?» для иллюстрации теоретических положений о просветительстве. В этой статье, в частности, Ленин писал: «Скалдин (Еленев Ф.П.) был едва ли не первым писателем, систематически, на основании обширных фактов  и подробного рассмотрения всей жизни деревни, показавшим бедственное положение крестьян после проведения реформы… новые формы их экономической и бытовой зависимости…»

Позже Ф.Еленев выпустил ряд других публицистических книг. Им были написаны учебники арифметики для начальных училищ и подготовительных классов гимназий, методические руководства для учителей.

За долгую жизнь его мировоззрение значительно изменилось. Он стал консерватором. А в БСЭ на странице 191 (т.23) сказано, что «в 1870 годах Скалдин эволюционировал к черносотенной реакции в брошюрах 1880-90 годов о студенческих беспорядках, гимназическом обучении, о цензуре, по финляндскому вопросу и др.; выступал против материализма, социализма».

Скончался Федор Павлович Еленев 23 февраля 1902 года в чине тайного советника (это генеральский чин) в Царском Селе (город Пушкин).

 

КОМПОЗИТОР И ПИАНИСТ

Леонид Васильевич Вишкарев

 

Леонид Васильевич Вишкарев родился в 1907 году в городе Поречье, в семье купца второй гильдии. Мать Леонида Васильевича была высокообразованной женщиной – она закончила Елизаветинский институт в Петербурге, имела хорошую музыкальную подготовку. В семье Вишкаревых постоянно звучала музыка, отец пел народные песни.

В 1914 году вся семья переехала на постоянное жительство в город Смоленск. Систематическое занятие музыкой Леонид Васильевич начал в десятилетнем возрасте в Смоленской народной консерватории у Е.Е.Мертенс. Курс музыкальной гармонии Вишкарев прошел у известного в то время композитора С.В.Панченко, который в 1921 году переехал в Смоленск. Пианистическое образование Леонид Васильевич получил в Ленинградской консерватории, которую окончил в 1931 году.

В 1936 – 1950 годах Леонид Васильевич жил и работал в качестве пианиста и педагога в Карелии. Здесь состоялись его композиторские дебюты, среди которых наибольший успех выпал на долю фортепианного концерта (1940г.) и оперы «Сампо» (1944г.). Здесь же он был избран председателем местного отделения Союза композиторов (1943 – 1945 годы).

Работа в Карелии выявила одну из наиболее существенных черт творчества Вишкарева – интерес к музыкальному фольклору народов нашей страны, ранее практически не использованному в профессиональных формах и музыкальных жанрах.

С 1963 по 1968 годы Л.В.Вишкарев  работал в Якутии. Он  внес значительный вклад в развитие музыкально культуры автономии. В этот период им написано много произведений, среди них особое место занимает оратория «Ленин всегда с нами».

Своеобразный национальный фольклор народов Карелии и Якутии оказал заметное влияние и стал сильным вдохновляющим импульсом в дальнейшем творчестве композитора и отразился прямо или косвенно в ряде его сочинении. Примером этого могут служить «Пятнадцать двухголосых инвенций на Карельские темы» и «Пятнадцать трехголосых инвенций на Якутские темы» для фортепиано.

Всего же Леонид Васильевич написал 2 оперы, 9 симфоний, более 50 камерно-инструментальных и 26 камерно-вокальных произведений, среди них романс «Сыплет черемуха снегом» на слова Сергея Есенина, два романса на стихи Смоленского поэта Николая Рыленкова и более 20 песен.

 

В МОРСКОЙ ИСТОРИИ ОСТАЛОСЬ ИМЯ ПОРЕЧСКОГО БОЯРИНА

Афанасия Лаврентьевича Ордин-Нащокина

 

Иногда история дает шанс отличиться в своей летописи, иногда — нет. Демидову (Поречью) по­везло...

С незапамятных времен связано Поречье с морями. Это и великий торговый путь «из варяг в греки», ветви которого проходила по Каспле и Гобзе, соединя­ли Балтийское и Черное моря; поречская пристань от которой купцы отправ­ляли в Ригу различные товары, а затем они расходились по морям в западные страны; на поречской пристани местны­ми умельцами строились знаменитые струги и шкуты; лоцманы-поречане ус­пешно их проводили по Каспле и Запад­ной Двине до самого синего моря.

Наши земляки внесли определенный вклад в развитие кораблестроения и мо­реплавания, стояли у истоков создания и прославления Российского Флота.

...День 19 мая 1668 года для боярина Афанасия Лаврентьевича Ордин-Нащокина был особенно памятным и тревож­ным. В этот день на реке Оке на верфи дворцового села Дудиново шли приго­товления к спуску на воду первенца российского кораблестроения - двухпалубного парусного корабля с гордым названием «Орел».

Боярин Ордин-Нащокин, которому указом царя Алексея Михайловича было определено «корабельным делом ведать», вместе с голландским судостроителем Корнелиусом Ван-Буковеном, по проек­ту которого был построен этот корабль, обошли верфь и. лично убедились, что к спуску все готово. После этого была ко­манда к спуску «Орла» на тихие воды Оки. Все было проведено удачно, и кра­савец «Орел» закачался на речной гла­ди, прославляя русских  корабельных дел мастеров Якова Полуэктова, Степа­на Петрова и многих неизвестных плот­ников и других мастеровых людей России.

По тем временам «Орел» имел внушительные размеры: длина его составляла 24 с половиной метра, ширима бы­ла шесть с половиной и осадка полтора  метра. Вооружен корабль был 22 не­большими пушками (пищалями), а эки­паж составляли 22 матроса и 35 стрель­цов.

У первенца российского кораблестрое­ния оказалась судьба не боевая  и не за­видная. Летом 1669 года «Орел» был захвачен войсками Степана Разина, а весной 1770 года его загнали в протоку Волги Кутум, где он простоял в течение многих лет, пока не пришел в негод­ность.

Но он был первым боевым российским кораблем, подтверждающим ту мысль, что российским мастерам под силу строи­тельство речных и морских судов.

А кто же такой Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин? Родился он в 1605 году во Пскове в семье дворянина, рос в Опочке. В свое время Афанасий получил хорошее образование, изучал иностранные языки, математику, риторику. С 1622 годя, 17-летнего возраста, числился на военной службе. Во время шведской войны 1656—58 годов участвовал в штурме Витебска, походе на Динабург, руководил штурмом Дриссы. С 1640 года неоднократно привлекался к дипломатической службе. В 1656 году по поручению царя подписал договор о дружбе и союзе с Курляндией, установил дипломатические отно­шения с городом Бранденбургом.

В 1668 году Ордин-Нащокин вел до­вольно успешные переговоры со Швецией, завершившиеся перемирием, за что был произведен в думные дворяне. В 1662—66 годах он участвовал в очень трудных мирных переговорах с Речью Посполитой, а в 1667 году со стороны русского государства подписал Андрусовское перемирие с Польшей, по кото­рому обширные западные русские зем­ли, в том числе и наш Поречский уезд, вновь были возвращены русскому госу­дарству. За это он был царскою мило­стью пожалован в бояре и назначен гла­вой Посольского Приказа (по нашим временам .министром иностранных дел) и владельцем Паречской волости.

А. Л. Ордин-Нащокин являлся выда­ющимся экономистом своего времени, реформатором и предпринимателем. С его именем связано создание Новотор­гового Устава 1667 года.

Во время руководства  Посольским Приказом Ордин-Нащокин значительно активизировал внешнюю политику России, Он активно выступал за союз с Речью Посполитой для борьбы со Швецией за выход к Балтийскому морю и отражения турецкой агрессии. Был сто­ронником серьезных преобразований в экономической и военной областях Рос­сии. Вносил предложения о реформиро­вании армии путем введения рекрутских наборов, увеличения стрелецкого войска и сокращения малообеспеченной дворян­ской конницы. Под его руководством были основаны судоверфи на Западным Двине и Оке (Дудиново)   Афанасий Лаврентьевич был инициатором устрой­ства почтовой связи между Москвой, Ригой и Вильнюсом, а также регуляр­ного составления рукописной газеты «Куранты».

Развитие промышленности он рассматривал как основной способ преодоле­ния экономической отсталости России. С этой, целью он организовывал и соз­давал металлообрабатывающие, коже­венные, бумажные и стекольные ману­фактуры (предприятия).

Будучи крупным  землевладельцем, он сам успешно занимался торговлей сельскохозяйственной продукцией с за­рубежными странами, особенно с Прибалтикой. Однако в 1671 году Ордин-Нащокин, вследствие возвышения боярина А. С. Матвеева, был отстранен от службы, а в 1672 году постригся в мо­нахи под именем Антония в Крылецком монастыре близ Пскова.

Умер Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин в 1680 году. После его смерти с. Поречье и Поречский уезд были вновь отписаны в царскую казну. Но в истории Российского государства он навсегда останется как  выдающаяся личность, крупный государственный и военный деятель, дипломат и экономист.

 

РОДИЛСЯ ХУДОЖНИК В ПОРЕЧЬЕ

Анатолий Владимирович Кокорин

 

13 августа 1908 года в г. Поречье родился мальчик, которого назвали Анатолием. Анатолий Владимирович Кокорин стал затем народным художником РСФСР, членом-корреспондентом Академии художеств СССР, участником более ста всесо­юзных, республиканские, междуна­родных и персональных выставок.

Его отец, Владимир Федорович Кокорин, родился 1 июля 1882 года в Иркутске, учился в Санкт-Петербургской Академии художеств в 1905—-1907 годах на архитектурном отделении. В частном собрании в Москве хранятся рисунки Владимира Федоровича.  Академию худо­жеств он оставил и поселился в По­речье, потом семья Кокориных  переехала в Сибирь.

После смерти отца и матери Анатолий Владимирович с восьми лет стал жить в семье тети. В 14-летнем возрасте Анатолий Владимирович уехал за границу и более трех лет жил, в Англии и Германии. Вернулся он на родину в 17 лет. В 1925 —1928 годах учился в Пермском художественном техникуме, а по окончании его — в Московском ВХУТЕИНе (Высшем художественно-техническом институте). Учителями А. В. Кокорина, были С. Герасимов, М. Родионов, П. Павлинов, Л. Бруни. А потом началось творчество,  начались поездки по стране, выставки. Впервые он экспонирует свою работу на первой выставке объединения «Октябрь» в 1930 году.

В двадцатые—тридцатые годы Анатолий Владимирович Кокорин работал в области, графики и живописи, а также сотрудничал в московских журналах. С 1942 года по 1953-й находился в рядах Советской Армии». Работал в Воениздате в отделе фронтовой листовки», затем, военным художником студии имени М. Грекова. Тема войны нашла отражение не только в натурных рисунках, сделанных Кокориным на фронте, но и в послевоенных сериях его работ: «Фронтовой дневник», «Воспоминание о войне».

Расцвет творчества художника пришелся на пятидесятые—восьмидесятые годы,  Кокорин известен, как художник-график. В своих работах он немногословен, как и в жизни. Прекрасный вкус, иронический склад ума, не покидающее чувство добро­желательного юмора - все это Кокорин. Он обладай острым чувством цвета. Палитра его разнообразна, она может блистать яркой декоративностью,  быть предельно скром­ной, а главное - не повторяться в сочетаниях цветов.

А. В. Кокорин был неутомимым путешественником. Он побывал почти во всех европейских странах, ис­ходил пешком Кавказ, побывал в Средней Азии, в Афганистане и Индии. И везде Анатолий Владимирович рисовал, делал зарисовки.  Итог этих поездок - тысячи рисунков, альбомов, станковых графических листов. Плоды его поездок: «По ста­рым русским городам», «По Италии», «По Англии, Франции, Голландии».  Путешествуя, художник вел дневник, делал в них записи и рисунки. Потом его дневники; были изданы как книги и альбомы («Ленинградский альбом», «По Индии», «В Голландии», «Англия, Шотландия, Ирландия», «В стране великого сказочника»). Кокорин иллюстрировал произведения русской классической и зарубежной литературы. Большое место в этой области деятельности худож­ника принадлежит Андерсену. За иллюстрирование Андерсена он по­лучил, Золотую медаль Академии художеств СССР. В 1979 году А. В. Кокорину было присвоено звание народного художника, РСФСР.

Умер А. В. Кокорин 16 мая 1987 года.

В 1995 году в Демидовском музее был открыт мемориальный зал художника Кокорина. В экспозициях музея представлены  графические произведения, книги, художественные принадлежности, бытовые предметы из мастерской Анатолия Владимировича, которые передала его семья.

 

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Михаил Христофорович Рейтерн

 

Для  многих будет удивительной новостью узнать о том,  что государственный деятель Российской империи,  глава российского правительства (1881-1886) и министр финансов (1862-1878)  граф  Михаил  Христофорович Рейтерн  родился 12 (24) сентября  1820 года в уездном городе Поречье  Смоленской губернии. Происходил из древнего  немецкого  рода, переселившегося в Лифляндию еще во времена шведского владычества. Его отец – Христофор  Романович Рейтерн  (1782-1833),  заслуженный генерал времени  императора  Александра  I, участник наполеоновских войн.

Мать – Екатерина Ивановна (Юлиана Каролина Элеонора)  фон Гейфрейх (1789-1869). В семье, кроме  старшего сына Михаила, росли сестры Юлия, Жанетта, Луиза и брат Христофор. Образование Михаил Рейтерн получил в Царскосельском лицее. Начал службу в Министерстве финансов, продолжил ее в Министерстве юстиции, а в 1854 году перешел  в морское  ведомство, где примкнул к кружку лиц, группировавшемуся вокруг великого князя Константина Николаевича, и работал над устройством эмеритальной кассы морского ведомства. В 1858 году  Рейтерн пожалован в статс-секретари и назначен управляющим делами комитета железных дорог,  в  1860 году занял должность заведующего делами финансового комитета и вошел в состав редакционных  комиссий  по освобождению крестьян, участвовал в подготовке крестьянской реформы 1861 года. Деятельность  Михаила  Христофоровича  Рейтера на посту  министра финансов, продолжавшееся  с 1862 по 1878 год составило  значительную эпоху в истории   российских  финансов. Он  фактически  руководил  всей  экономической  политикой  России (за исключением аграрной), сформулировал ее важнейшие  программные  документы,  которые  выразили  коренной  поворот  после  реформы 1861  года и легли  в  основу  официального  курса  вплоть  до  1905 года. Рейтеру  удалось добиться  единства кассы. По  его  мнению, коренным  образом  исправить  финансовое  положение страны могли  только  развитие  производства,  торговли  и  рост  благосостояния  населения. В  1863  году  были  отменены  все  вывозные  пошлины, казначейство  потеряло  при  этом 1, 2 млн. руб. ежегодного  дохода, зато  вырос  экспорт. Была  изменена система  создания  торгово-промышленных  предприятий, упорядочено  их  налогообложение,  иностранцы  уравнены  в  правах  с  российскими  подданными. Упорядочения  расходов  Рейтерн  достиг  внесением гласности в управление финансами возможно  большего контроля  административных  действий, которые  вообще  проводились  эпохой  реформ. В первый  же  год  своего  управления он приступил к обнародованию государственных  росписей, которые  до  тех  пор  считались  чуть ли не государственной  тайной.  В этом же году выработаны были новые  правила о  составлении, утверждении и исполнении  финансовых  средств  министерств,  с  большой энергией  Рейтерн  стремился  к  сокращению  сверхштатных  ассигнований, понизивших  при  нем с 35  до  15  и  даже  до  9  миллионов  рублей. В декабре 1866 года в Санкт-Петербурге на совещании Александра II с великим князем Константином Николаевичем, министрами  финансов  и морского ведомства была одобрена продажа Аляски  Соединенным  Штатам  Америки, а в марте 1867 года в Вашингтоне был  подписан  соответствующий договор. Рейтерн   поощрял строительство частных  железных  дорог, а государственные  дороги  продавал частникам. Были  проданы  Николаевская, Московско-Курская  и  некоторые другие железные дороги   общей протяженность 1819 верст. Правительство  выручило  за  них  156,3 млн. руб.  Железнодорожная  сеть  стремительно  росла,  стимулируя  рост  внешней  и  внутренней  торговли.  При  поддержке  Рейтера  за  период  с 1862  по 1873 год появилось 33 акционерных банка, 11 акционерных земельных   банков  и  222 городских  общественных банка. Для  мелкого  кредитования учреждались  ссудо-сберегательные товарищества. С  1  января 1873 года была запрещена сдача на откуп нефтяных колодцев на  Бакинских промыслах;  нефтеносные земли стали продавать с торгов или  раздаривать служившим  на  Кавказе  чиновникам. В результате с 1874 по 1878 год рост добычи нефти составил 416%, что  способствовало  вытеснению с  внутрироссийского рынка американского  керосина. В целом экономика России находилась на подъеме. За  время  руководства  Михаила  Христофоровича  Рейтерна  Министерством  финансов бюджет  увеличился втрое  и  сводился  с  положительным  сальдо. Государственный  банк  накопил  значительный  запас  золота. Когда  в 1876 году политические замешательства приняли угрожающий характер, Рейтер  предоставил государю  подробную  записку, в которой доказывал, что  Россия от  войны сразу и надолго потеряет все достигнутые ей, благодаря 20-летним реформам, результаты. Когда  война с Турцией была решена, он просил об увольнении  его от  управления  Министерством  финансов и оставался на  своем  посту лишь по чувству гражданского долга. На военные расходы с 1876 по 1878 год понадобилось свыше  888 миллионов  рублей. Эта сумма могла быть покрыта только займами и выпуском кредитных билетов. Проект  введения новых налогов  Рейтерн отклонил, ограничившись предписанием взымать таможенные пошлины золотом, что при тогдашнем курсе равносильно было повышению их на 25-30 %. Большая и неожиданная  поддержка  была оказана российским финансам благоприятно сложившимся в 1877 году  торговым балансам. Благодаря огромному  отпуску хлеба, вследствие   неурожая  в  Западной  Европе,  появилась возможность скупить срочных векселей на 161 200 000 руб., из этого источника  приобреталась  звонкая монета для  действующих армий.  Концы с концами удалось свести, и бюджет 1878 года имел даже профицит  в 25 млн. руб. Как  только в  июле 1878 года был заключен мир,  М. Х. Рейтерн ушел в отставку. Критика  финансовых мер в газетах и журналах никогда не вызывала со стороны  Рейтера обращения к карательной  или  предупредительной власти администрации.

В 1881 году Рейтерн  был назначен председателем главного комитета об устройстве сельского состояния  и председателем комитета министров. Первую должность  он  занимал  до  упразднения комитета  (в мае 1882 года), вторую - до конца  1886 года.  В 1890 году Михаил Христофорович   Рейтерн  возведен  в графское  достоинство.  Умер  11 (23) августа 1890 года  в Царском  Селе  под Петербургом. Похоронен  в  семейном склепе в  Курляндии, между Ригой и Либавой.

Михаил  Христофорович  Рейтерн являлся прямым  предшественником  С. Ю. Витте с его  программой  индустриализации  страны.

Праздники России

 

 

Муниципальное бюджетное учреждение культуры Централизованная библиотечная система Демидовского района Смоленской области, 2017

Web-canape — создание сайтов и продвижение

Яндекс.Метрика

Главная | RSS лента

216240 Смоленская область, г.Демидов,
ул.Советская, д.5
Тел.: 8 (48147) 4-11-89
E-mail: bibldem@rambler.ru