Размер шрифта:
Цвета сайта:
Настройки:

Интервал между буквами (Кернинг):

Стандартный Средний Большой

Размер шрифта:

12 14 16

Муниципальное бюджетное учреждение культуры Централизованная библиотечная система Демидовского района Смоленской области
Версия для слабовидящих
8 (48147) 4-11-89

Поречье в войне 1812 года

 

«Кто не умеет чтить своего прошлого, тот не может надеяться на свое будущее. Если будущее обнадеживает, то прошлое обязует…»

(Из речи В.М. Вороновского на юбилейном торжестве в Смоленской губернской управе в столетнюю годовщину Отечественной войны 1812 года)

12 июня 1812 года французский император Наполеон внезапно, без объявления войны, перешел государственную российскую границу - реку Неман и вступил в пределы России. Неприятельское вторжение застало русскую армию в крайне неблагоприятных условиях. Прежде всего, наши войска, сосредоточенные на границе, по численности почти в три раза уступали неприятелю. Общая численность вступивших в Россию войск Наполеона составляла 591500 человек с 1420 орудиями. На широком фронте им противостояли три западные русские армии, имевшие около 210 тысяч человек и 906 орудий.

Русские армии (первая под командованием военного министра генерала Барклая-де Толли, вторая генерала Багратиона и третья - генерала Тормасова) были расположены вдоль границы таким образом, что промежуток между первой и второй составлял сто километров, а между второй и третьей - сто пятьдесят. Войска не имели единого командования.

Продвигаясь с запада вглубь России на Смоленскую губернию, Наполеон имел ввиду не допустить соединения наших разобщенных армий, стараясь пользоваться, весьма выгодным для него и опасным для нас, разделением наших сил. Он развивал свой план прорвать центр нашего соединения у Смоленска, куда в середине июля вел Барклай-де-Толли первую армию из Витебска через Поречье, а князь Багратион спешил со второй армией через Мстиславль, Хиславичи и Щелканово. Направление первой армии через Поречье было принято с целью прикрытия всех тяжестей, провиантских транспортов, которые были отправлены по поречской дороге. Армия двигалась на Поречье 3-я колоннами: севернее шла на Мновичи 1-ая правая колонна из корпусов - 2-го Баггевута и 4-го графа Остермана; 2-ую, среднюю, колонну, шедшую на Колышки, составляли корпуса 3-ий Тучкова, 1-го и 2-ой кавалерийский барона Корфа; наконец, южнее через Лиозно следовала 3-ья, левая колонна из корпусов - 5-го гвардейского великого князя Константина Павловича, которого вскоре заменил Лавров, 6-го Дохтурова и 3-го кавалерийского графа Палена. На другой день по выходе из Витебска главнокомандующий первой армией получил известие, что Наполеон, желая преградить нашим армиям, путь к Смоленску, отправил туда войска частью из Витебска через Рудню, а частью из Могилева. Это известие, оказавшееся впоследствии ложным, представлялось весьма вероятным, и чрезвычайно обеспокоило Барклая-де-Толли. Для противодействия замыслу Наполеона, он избрал 3-ью колонну, шедшую на Лиозно, кратчайшим путем к Смоленску и немедленно послал приказ Дохтурову, идти усиленным маршем через Рудню в Смоленск, где ему приписывалось быть через 3-4 дня 19 или 20 июля.

19 июля сперва передовой отряд, а затем вся колонна Дохтурова прибыла к Смоленску и расположилась на Покровской горе. Таким образом, Дохтуров точно выполнил возложенное на него поручение.

Войска Барклая-де-Толли 17 июля вступили в Поречье. Это был первый старинный русский город на всем пути отступления наших войск. Ранее войска, проходя литовские и белорусские губернии, обычно встречали ясно выраженные признаки недоброжелательного отношения местного населения. Не то было в смоленской губернии. Участник похода генерал Ермолов, который в детстве жил, а в молодости служил в Смоленске, свидетельствовал, что в Смоленской губернии жители видели в войсках избавителей. «Невозможно было изъявлять ни более ненависти к врагам, ни живейшего усердия к преподанию нам всех способов, предлагая содействовать, ни собственности не жалел, ни жизни самой не щадя».1

Здесь войска встретили самый радушный прием всего населения. К их услугам были провиант, фураж: и перевязочные средства. Поречане за свои услуги не требовали никакого вознаграждения и просили разрешения вооружиться против врага

В Поречье соединились две первые колонны армии Барклая - де - Толли, так что дальнейшее движение этой армии к Смоленску совершенно было в двух колоннах. Войска, выйдя из Поречья на Холм Духовщинского уезда, прибыли в Смоленск 20 июля. Таким образом первой армии удалось достигнуть Смоленска, где она расположилась на правом берегу Днепра, лицом к Витебску, упираясь левым флангом в Днепр и примыкая правым к поречской дороге. На пути были оставлены 2 авангарда: один графа Палена в Холме, а другой Шевича в Рудне.

Надежды на прибытие второй армии к Смоленску все более возрастали. Еще на марше из Поречья Барклай получил от Багратиона известие, что для его армии дорога в Смоленск открыта. Известие его чрезвычайно ободрило. Он просил князя Багратиона, опередив армию, прибыть в Смоленск для предварительных переговоров о предстоящих действиях. В это время пришло другое благоприятное известие: атаман Платов присоединился к войскам первой армии и сосредоточился на дороге из Рудни в Смоленск. Атаману было предписано: немедленно войти в связь с нашими авангардами - Шевича в Рудне и графа Палена в Холме, где находиться самому с резервами, выставив там сильный аванпост; прикрывать также левый фланг армии, находясь в связи с отрядом генерал-майора Оленина, расположенного близ Красного у местечка Ляды; наконец, взять под особую охрану дорогу из Поречья в Духовщину, по которой были отправлены все тяжести, для чего снарядить на эту дорогу четыре казачьих полка «с отличным начальником». Этот казачий отряд, посланный к Духовщине, был усилен Казанским драгунским полком.

Ко времени соединения наших армий, Наполеон решил остановить свои войска на линии Витебск-Могилев, чтобы дать им отдых и привести в порядок разрозненные их части. С приостановкой операции в конце июля, французская армия расположилась между Двиной и Днепром. Сам Наполеон со своей гвардией занимал Витебск и его окрестности, причем к Поречью был выдвинут маршал Бессеер с гвардейской кавалерией. Мюрат с кавалерийскими корпусами Нансутти и Монбрюна расположился в Рудне, имел в авангарде дивизию Себастияни у Инькова, а позади кавалерии у Лиозно стоял Ней.

Жители покидали Поречье, стараясь спасти, что можно было со своего имущества. Но эгоистические заботы не всегда заслоняли общественный интерес. Были люди с развитым чувством долга и чести. Купец Яков Григорьевич Вишкарев, служивший ратманом городского магистрата, потеряв все свое имущество, сумел сохранить вверенный ему на хранение купеческий капитал  в сумме 2320 рублей. Мещанин Андрей Лебедкин, бывшим соборным церковным старостою, оставя все заботы о семье и своем имуществе, спасал и сохранял имущество церкви. Его состояние погибло, но вся церковная казна утварь в сумме 2855 рублей были вывезены из города и бережно сохранены.

В Поречском уезде составились из местных жителей многочисленные партизанские отряды.

На захваченной французами территории развернулось мощное партизанское движение. «Дубина народной войны» наносила неприятелю ощутимые удары. Хранившиеся в архиве губернского правления документы о партизанском движении 1812 года были опубликованы в юбилейном журнале «Смоленская старина» в 1912 году, ставшим библиографической редкостью. Помещены в нем материалы и о партизанском отряде жителей города Поречья, который возглавлял купец Никита Минченков. Это «Дело о купце Минченкове, защищавшем от неприятеля места Поречского уезда» (1814 г.).  «сведения по Поречскому уезду, представленные Предводителем

Нелидовым (1836 г.) и обзорная статья Н.Редкова «Смоленские партизаны в 1812 году» (1912 г.). В первом документе (два других составлены на его основе) записано:

« ... Купец Никита Минченков, будучи в городе Поречье, расторопностью своею взял в плен французского офицера с двумя рядовыми и представил их Главнокомандующему армии г. Военному министру Барклаю-де-Толли за что удостоился получить по воле его г. Главнокомандующего именем Его императорского Величества знак отличия военного ордена под № 1355 0/М и получа открытое повеление от г.генерал-майора и кавалера Винценгероде в день 18 августа 1812 года, имел усердие и преданность Отечеству, взял на себя защищение места жилища своего от нападения неприятеля и разорения им делаемого, собрал для сего охотников из местных обывателей, конных и пеших; сделавшись по обоюдному их желанию начальником, производил разъезды как внутри города, так и в его окрестностях и, нападая на неприятеля, побеждал и брал в плен значительным количеством. В 7-и верстах от Орши, напав на неприятеля, отбил знамя 11 полка... он с охотниками производил с августа по декабрь месяц разъезды и в течении этого времени употреблял на содержание людей и лошадей собственные средства...».

С отбитым у неприятеля знаменем Никита Минченков ездил с докладом к Смоленскому губернатору барону Ашу в Вязьму, а оттуда был направлен с донесением в Петербург. В Петербурге он представил список партизан и счет произведенных расходов в Комитет Министров, откуда было велено выдать ему 9002 руб. Документы, написанные собственноручно, Никитой Минченковым находятся в рукописном фонде Государственного исторического музея. Вот содержание первого документа (сохраняется орфография подлинника)

«Начальник купец Никита Минченов.

1.       Священник Петр Астафьев.
2.       Купецкой сын Михайло Непоркин.
3.       Купец Семен Минченков.
4.       Андрей Минченков.
5.       Алексей Ладухин.
6.       Купецкой сын Спиридон Мамонов.
7.       Степан Минченков.
8.       Иван Минченков.
9.       Петр Витебляницын.

10.     Иван Мамонов.

Мещане:

11.       Осип Овсянников - ранен.
12.       Иван Савицкий.
13.       Кондратий Шандин.
14.       Григрий Мезенов.
15.       Арсений Лобановский.
16.       Василий Щукин.
17.       Михайло Велижанов.
18.       Дементий Гончаров.
19.       Степан Овсяников
20.       Симон Палачанкин - ранен.
21.        Анисим Пылинский.
22.        Алексей Воеводин.
23.        Никита Аепешкин.
24.        Степан Лепешкин.
25.        Василий Подошвенников - ранен.
26.        Василий Шелегов.
27.        Иван Березин.
28.        Иван Боговой.
29.        Исакий Боговой - ранен.
30.        Василий Шпунтов.
31.        Иван Михайлов.
32.        Иван Бахов.
33.        Иван Пастухов.
34.        Семен Ганчаров.
35.        Николай Михайлов - ранен.
36.        Иван Шендин.
37.        Дмитрий Ханенев.
38.        Григорий Ханенев.
39.        Корней Клопов.
40.        Яков Клопов.
41.        Лаврин Злотников.
42.        Семен Грудинин.
43.        Иван Мячин.
44.        Дементий Кужумякин.
45.        Тимофей Андросов.
46.        Нил Усов.
47.        Михаил Булдуев.
48.        Афанасий Боговой.
49.        Лука Донцов.
50.        Александр Гравушкин.
51.        Василий Ксензов.
52.        Иван Ерошев.
53.        Федор Ерошев.
54.        Федор Коршаков.
55.        Никита Коровкин.
56.        Антон Панкин.
57.        Никита Матвеев.
58.        Феофан Залесский - духовного звания.
59.        Арсений Горанский - духовного звания.
60.        Яков Лукашенков - убит.
61.        Михайло Перщевский - дворовый человек.
62.        Григорий - майора Двукорта дворовый человек - убит.

63.        Семен Шестаков».

Это имена партизан отряда Никиты Минченкова, прославившегося в народной войне 1812 года. Он сформировал отряд в первой половине августа - раньше всех в Смоленской губернии и вообще во всем партизанском движении в Отечественной войне 1812 года. Никита Минченков был награжден знаком отличия военного ордена св.Георгия 4 степени за то, что со своими партизанами во время разъездов перехватил французского курьера с донесением.

Имеется второй документ, написанный Никитой Минченковым, с пометками и уточнениями, он называется «реестр издержанным деньгам». В нем расписаны расходы на покупку лошадей, а равно на одежду людям со всей принадлежащей на них военных амуниций с 14 августа по 1 декабря 1812 года, именно:

На покупку лошадей и одежды - 28885 р.
В проезд наш из Поречья к местечку Яновичи на фураж: 282рубля 50 коп.
На проезд к городу Велижу издержано - 240.
На проезд из Смоленска к Поречью издержано - 95.
С полковником Крендалевым отпросившим на фураж: в Белоруссию - 1490.
В   своей   округе   города   Поречья   в   разное   время   на провиант и фураж: - 1835.
При следовании от Поречья к Орше издержано на фураж - 1728.
На проезд к полковнику Дибичу из Поречья в Белую для испрошения у них в помощь нам команды 25 рублей 50 копеек.
Из Поречья до Петербурга на три лошади издержано расходом 170.
На проезд в Вязьму из Поречья, как Знамя везено к губернатору и обратно в Поречье издержано - 85 .

Итого 9161».

Из этого документа видно, что район действия партизанского отряда Никиты Минченкова довольно обширен.

На   территории   уезда   активно   действовали   и   другие партизанские отряды. До нас дошли письменные источники о них.

Прапорщик Петр Храповицкий ушел в леса Поречского уезда с конным отрядом и 27 человек своих дворовых людей, вооруженных пиками и огнестрельным оружием. Эта конная команда удачно нападала на неприятельские отряды, отбивая у них награбленное имущество, которое возвращалось владельцам. Храповицкий 4 октября был взят в плен отрядом французской конницы. Его истязали, но ему удалось убежать из плена. Значительные потери нанес французам и партизанский отряд поручика В. Длотовского. Отряд поречского исправника Банина, в котором было 16 человек, смело напал на неприятеля численностью 28 человек. В результате короткого боя один француз был убит, двое ранен, а остальные взяты в плен.

Вообще партизанские отряды поречан, разъезжая в виде казаков, наводили страх на неприятелей и в значительной степени обеспечили безопасность своего города и уезда, 26 октября партизаны имели довольно серьезную стычку с неприятелем в самом Поречье, когда неприятельский отряд пытался ограбить Петропавловскую церковь. (Эта церковь находилась в самом центре города рядом с Рождественским старым собором, разобрана в 1968 году). Во время нападения в церкви служил литургию соборный протоиерей Петр Корейша, который, невзирая на кипевшую кругом битву, с полным самообладанием продолжал и окончил обедню. Партизаны прогнали неприятелей. После поражения французской армии жители стали собираться по своим местам. В конце октября прибыл в Поречский уезд и уездный предводитель дворянства Алексей Григорьевич Баранцев. Он немедленно образовал из дворян и их дворовых людей вооруженный отряд и, делая разъезды до границы Могилевской губернии, вскоре очистил свой уезд от множества бродивших по нем мародеров.

Оккупация Поречья в 1812 году, длившаяся более 3-х месяцев, нанесла большой урон хозяйству уездного города. За это время было сожжено 163 деревянных дома, 3 деревянных казенных амбара, соляной магазин, мост через реку Гобза, разорено 67 домов. Всего городу было нанесено убытка на 439, 40 тысяч рублей. По тем временам это были огромные деньги.

В историю войны 1812 года вошло имя патриота-помещика сельца Дягелева Поречского уезда подполковника Павла Ивановича Энгельгардта. Он отличался необыкновенной физической силой. Когда французы заняли Смоленск, Павел Иванович оставался в Поречском уезде и, разъезжая со своими дворовыми людьми, нападал на небольшие французские партии, причем сам собственноручно убил 24 француза. В то же время  имел постоянное сообщение с казаками, которые появлялись повсюду и наводили страх на неприятеля. По доносу собственных крестьян Энгельгардта, против него был послан из Смоленска сильный отряд французов, который внезапно захватил подполковника в собственном доме и отправил в Смоленск. Здесь Энгельгард не согласился, по требованию французов, указать число войск, находившихся в городе Белом, а также не склонился на их увещевания в чине полковника вступить на французскую службу.  Был расстрелян французами 15 октября 1812 года за второй башней от Молоховых ворот и там же погребен. Перед казнью Павел Иванович не позволил себе завязать глаза. Император Александр I велел назначить пенсию семейству Энгельгардта. По повелению императора Николая I, в 1835 году был поставлен памятник Энгельгардту за Молоховыми воротами в Смоленске.

 

Забытый памятник

Полвека назад в Министерство культуры РСФСР от одного из последних жителей села Иньково, расположенного в шестидесяти километрах от Смоленска, пришло письмо. Автор писал о том, что возле его деревни есть памятник, установленный ещё до революции на месте сражения казачьего войска генерала Матвея Платова с французами в Отечественную войну 1812 года.

Село Иньково до революции входило в состав Поречского уезда, оно располагалось на берегу реки Клец, недалеко от впадения её в озеро Каспля. В 1713 году здесь была построена деревянная церковь, освященная во имя архистратига Михаила, в 1717 году недалеко от неё прихожане возводят второй храм, освященный во Славу Вознесения Христа. В 1861 году Михайловский храм разобрали и перенесли в село Зарубенки. Вместо него, по инициативе священника Захария Садовского, в полуверсте от Воскресенской церкви началось строительство нового храма. Он был освящен в 1863 году во имя  святителя Николая. К началу XX века в Иньково имелись две церкви, две богадельни, земская школа.

Наши предки, жители Поречского уезда, достойно встретили 100-летний юбилей Отечественной войны 1812 года.

Была развернута большая подготовительная работа. Под руководством уездного Воинского начальника Игнатия Васильевича Львовича разработана «Краткая программа для собирания по Поречскому уезду сведений и материалов, относящихся к Отечественной войне 1812 года». (К наступающему 100-летнему юбилею войны).

46-е Очередное Поречское Уездное Собрание постановило в память наступающего 100-летнего юбилея Отечественной войны учредить при Земстве местный музей, в котором собраны были бы как памятники участия Поречского уезда в войне 1812 года.

Одной из важных страниц празднования 100-летнего юбилея явился сбор средств Поречским земством на сооружение памятника в селе Иньково и установка его. Памятник, поставленный в селе Инькове, представлял собой усеченную пирамиду, увенчанную двуглавым орлом на царской державе. В центре обелиска находилась медная пластина с текстом донесения Платова о победе над дивизией Себастиани 27 июля (8 августа) 1812 года.

«Известие от армии 27 июля 1812 г. Генерал от кавалерии Платов доносит главнокомандующему армиями, что при Инькове сбил неприятельские форпосты, и по прогнании оных на некоторое расстояние, неприятель стал их сильно подкреплять, так что из сей перестрелки началось кавалерийское дело, и неприятель в оном совершенно разбит. Взято в плен: 1 полковник, несколько офицеров и до 500 рядовых, и все полки неприятельские, бывшие в сем деле, весьма потерпели».

Впоследствии завершение памятника было утрачено. Специально созданная и выехавшая на место в 1962 году комиссия установила, что «памятник имеет значительные утраты первоначальных форм», отсутствуют «завершение в виде двуглавого орла, медная мемориальная пластина и ограда из металлической цепи».

Реставрацию обелиска провели в юбилейный 1962 год. Памятник полностью разобрали и  восстановили.  Увеличили площадь огороженного цепями участка, повесили сами цепи, к монументу прикрепили новую пластину.

Затем о памятнике забыли, тем более, что не стало самой деревни. За прошедшее с 1962 года время он упоминался лишь дважды: в специально изданной к 150-летию Отечественной войны 1812 года брошюре да в своде архитектурных памятников Смоленской области.

К месту, где находилось село, доехать можно с дороги, ведущей на Демидов, и с Витебского шоссе, а когда-то возле деревень Молево и Иньково пролегал старый шлях из Витебска на Смоленск.

Сейчас памятник цел, но к нему нет дороги. Раньше приезжали казаки, вырубали кусты, но иногда люди, которые помнят родную историю, проходят пешком на это святое место, место первой Победы русских войск на Смоленщине в 1812 году.

В Поречском уезде кипела наиболее сильная партизанская война.

Праздники России

 

 

Муниципальное бюджетное учреждение культуры Централизованная библиотечная система Демидовского района Смоленской области, 2017

Web-canape — создание сайтов и продвижение

Яндекс.Метрика

Главная | RSS лента

216240 Смоленская область, г.Демидов,
ул.Советская, д.5
Тел.: 8 (48147) 4-11-89
E-mail: bibldem@rambler.ru