Размер шрифта:
Цвета сайта:
Настройки:

Интервал между буквами (Кернинг):

Стандартный Средний Большой

Размер шрифта:

14 20 28

Муниципальное бюджетное учреждение культуры Централизованная библиотечная система Демидовского района Смоленской области
Версия для слабовидящих
8 (48147) 4-11-89

Литературный Демидов

Язенькин Геннадий Васильевич

10.01.2014

Родился 10 марта 1958 г. в д. Трофименки Демидовского района Смоленской области в многодетной крестьянской семье (5 детей). Образование среднее техническое. Служил в Москве в Таманской дивизии. Был военкором окружной газеты «Красный воин». Сотрудничал с журналами «Советский воин» и «Знаменосец». После службы в Армии работал в Смоленске, в отдельном дивизионе милиции по охране п/о «Кристалл», шофером, корреспондентом демидовской районной газеты «Поречанка», редактировал городскую газету «Городской вестник».

Печатался в районных, областных, центральных изданиях, в коллективных сборниках, поэтических антологиях и альманахах. Автор сборников стихотворений «На задворках Руси» (2009), «Очищение души» (2013). В 2015 году выходит сборник стихов к 70-летию Великой Победы – «Боль и память». Проживает в г. Демидов Смоленской области.

***
Расплескался над речкой закат:
Сколько радости сердцу и глазу!
Я сегодня, ребята, богат
На хорошую рифму и фразу.
Этот вечер и ночь до утра
Не давали ни сна, ни покоя.
Ах, какая висела чадра
Золотая над сонной рекою.
Звезды падали медленно в ночь.
До конца проводимые взглядом.
А мне так не терпелось помочь
Бедной птице, что плакала рядом.
Расплескался над речкой закат:
Сколько радости сердцу и глазу.
Я сегодня, ребята, богат,
А ведь не был богатым ни разу!
 

Встреча с Теркиным

В потертой войной гимнастерке
Солдат шел, повергший Берлин.
Дед бравый спросил: - «Ты не Теркин?»
- «Так точно! Твардовского сын!
Я сын трудового народа.
Ребенок Смоленской земли.
Глянь, дед, расцветает природа,
Вон, как посветлело вдали…»
Дедуля прищурился хитро.
Дедулька еще был – огонь!
И вмиг появилась поллитра,
И вмиг появилась гармонь.
Напиток разлился по стопкам,
И крикнул Василий: - «Держи-ись!»
И так он прошелся по кнопкам,
Как будто с гармошкой всю жизнь.
И ожила разом деревня
Сожженная, но не дотла.
С листвой закружились деревья –
Не только гармонь помогла.
Пять бабок, да три инвалида
Резвились, ну, как пацаны,
Да милая девочка Лида –
Сиротка проклятой войны.
Растягивал Теркин трехрядку –
Раздула гармошка меха.
А дед как пустился вприсядку,
Чуть бабку не свел до греха.
Та бабка как выдаст частушки
Про то, что шевелится в ней.
Как будто забыли старушки,
Что ждут до сих пор сыновей.
Три дня, как добыли Победу,
Три дня, как устали стрелять.
Не терпится бравому деду
Внучка-лейтенанта обнять…
А Теркин скрутил самокрутку,
Поправил колодку наград,
Всем кинул прощальную шутку,
И дальше подался, солдат.
Почти потерялся из вида
За быстрою дальней рекой.
Лишь милая девочка Лида
Махала сиротской рукой.
 

Поозерье – Зазеркалье

Поозерье – Зазеркалье –
Божий свет и разноцвет.
Пахнет озеро кефалью,
Хотя здесь кефали нет.
Косогоры да пригорки –
Одолеем их, братва!
Здесь в озерах красноперки,
Окунь, жерех и плотва.
В перелесках крутояры,
А за ними – вновь рассвет.
Корни елей, как омары,
Хотя здесь омаров нет.
То холмы, то буераки,
Островок, как в море кит.
А в озерах здешних раки,
Будто корни у ракит.
Ветви пышные нависли,
Над водой молочный пар.
Если ты с дурною мыслью –
Забодай тебя комар!
Взрослый ты, или малявка,
Если ж ты жесток и зол:
Забодай тебя козявка,
Муравей и стрекозёл.
Здесь природа для народа –
Все для тела и души.
Если будет непогода –
Сядь под елку и пиши
Про Озерье - Зазеркалье,
Где стоит былинный лес,
Что за этой светлой далью
Больше нет таких чудес.
 

ВЕСЕННЯЯ РУСЬ

Распрощаюсь с зимою-стервой,
Улетучится скоро грусть.
Сожалею, что я не первый
Воспеваю весною Русь.
Голубое над миром небо.
Этот цвет я всегда любил.
Я на небе ни разу не был
И завидую тем, кто был.
Обхвачу, обниму березку,
Упадет ей на грудь слеза.
Не то свежесть, не то угрозу
Нам на землю несет гроза.
Расплескались, разлились реки,
И к земле стало солнце ниже.
Я сегодня в любом человеке
Только друга и брата вижу.
 

ИДУ ПО РОССИИ МОЕЙ

Иду по России моей
От будней немножко усталый.
А в роще поет соловей –
Солист моей Родины малой.
У нас здесь грибные места,
По тропке иду к перелеску.
Из мест, если выбрать из ста –
Я выбрал бы ближе к Смоленску.
Я с Родиной малой на «вы»,
Чей взор так чарующе светел,
Качнет занавеску листвы
Ладошкой застенчивый ветер.
У нас здесь грибные места,
У нас соловьиная роща.
Кукушка считает до ста –
А значит: жива моя теща.
Я к теще зайду на блины,
Поздравлю ее с долгим веком.
Все в тещу мою влюблены:
С хорошим живу человеком.
У нас здесь грибные места,
У нас здесь обилие ягод.
Живите вы, ради Христа,
Не сотню, а больше, хоть на год.
 
***
Мне зона покоя – родительский дом.
Мне зона для отдыха – малая Родина.
Гремит над избою раскатистый гром,
А за окошком кустится смородина.
А за деревней: березки, дубы,
Поют там синички да чижики.
А под дубами такие грибы:
Грузди, лисички, да рыжики.
Хожу по проселкам, с лукошком брожу,
Пока все пролески не выхожу.
И девочкам-елкам под юбки гляжу,
А вдруг где-то  что-то да выгляжу.
Рябины и клены листвой шелестят,
Качается птичка на ветке.
Как кучка, как горстка осенних опят –
На ветке все птичкины детки.
Я здесь притаился, я видно пропал.
Уйти? – Не хочу даже рыпаться.
Я в зону покоя такую попал,
Откуда душою не выбраться!
 

РУССКОЕ

Милая матушка-Русь,
Светлое русское слово.
Светлая на сердце грусть,
Если поет Толкунова.
Русская тройка пылит,
Мчится по русскому полю.
Русское сердце болит
Русской щемящею болью.
Я даже волосом рус,
Рус оттого, что в России.
Чехов мне ближе, чем Прус,
Глинка дороже Россини.
Чувствую, Дмитрий Донской
Юлия Цезаря ближе.
Мне даже смерть под Москвой
Ближе, чем смерть под Парижем.
 
***
О, Русь, умытая росой,
Кричу тебе я: «С добрым утром!»
Искрится бисер перламутром –
Я по росе иду босой.
Я по росе иду с косой.
Какие вымахали травы!
Вы, мужики, наверно, правы, -
Что жизнь, как дождик – полосой…
Коси коса, пока роса,
Пока не схлынула прохлада,
А то с тобой не будет слада –
Как жаром пыхнут небеса.
Закончил песню соловей –
Отдал признательность сыновью.
Присяду тихо к изголовью
России – матери своей.
Прими меня с моей любовью6
Я ослеплен твоей красой.
О, Русь, умытая росой!
И, слава Богу, что не кровью!
 

УТРО НАД КАСПЛЕЙ

Голубая за Касплею даль,
Льется свет в расписные оконца.
И висит над рекою медаль
Ослепительно яркого солнца.
Посмотри, как струится Гобза,
Отдаваясь в объятия Каспли.
С той слезой, что роняют глаза,
Так похожи воды этой капли.
Как стремительно катится время,
Будто в Каспле по камням вода.
Я простился, друзья мои, с теми,
Кто сюда не придет никогда…
Оглушенный бурлящею речью,
Ослепленный красой этих видов,
Просыпается город Поречье!
Просыпается город Демидов!
 
***
Хоть из тысячи видов
Городов и картин
Я узнаю Демидов,
Как отца знает сын.
И в далеком далеко
Помню я о тебе.
Навсегда и без срока
Ты остался в судьбе.
 

«О МАТЕРИ»

ВСТРЕЧА С МАТЕРЬЮ

Отчий дом. Березовая роща.
Как я рад, что ты еще жива.
В синей речке матушка полощет
Вязаные ночью кружева.
 
В самый раз пуститься бы в расспросы:
Что, да как, живется тебе мать?
В горле ком, как дым от папиросы:
Не дает и слова мне сказать.
 
Шепчет мать – как сладкая конфета –
Мне ее волшебные слова.
Будто я вернулся с того света
В мир живых, где мать еще жива.
 
Семь десятков горбится старушка,
И не мил теперь ей белый свет.
Но вчера залетная кукушка
Ей продлила срок на десять лет.
 
***
Не кручинься напрасно, мама,
Что стоит во дворе ненастье,
Что досталось тебе так мало
В этой жизни тепла и счастья.
 
Знаю, трудной была дорога,
Вместо меда пила лекарства.
Знаю я, что тебе немного
От земли до небесного царства.
 
Ты прости, что с тобою не был,
Твою боль не испил до дна я.
Скоро ангел спустится с неба
За тобою, моя родная.
 

МАМА, ПРОСТИ!

Глупый мальчишка, упрямый…
Вечно живу с той виной.
Как я мог ссориться с мамой,
Милой, хорошей, родной?
Она ж изгоняла простуду,
Молила: скорей подрасти!
Мама, я больше не буду,
Если сумеешь – прости!
Время, как будто, застыло
И постучало в окно.
Господи! С кем это было?
Как это было  давно!
Мается крест на погосте,
Время и годы – к шести!
Долго же ехал я в гости,
Мам, ты за это прости!
Вскрикнула в сумерках птица,
Боль, ты меня отпусти!
Видно, я ехал проститься…
Ты меня, мама, прости!
 

БЕРЕГИТЕ, ДЕТИ, МАТЕРЕЙ!

Берегите, дети, матерей!
Не обидьте даже ненароком.
Чтоб не смолкла песня у дверей,
Не померк бы свет родимых окон.
Берегите, дети, свою мать!
Пока свет мерцает в окнах робкий.
Берегите, чтоб не закричать
От отчаянья, потом, на узкой тропке.
Берегите, дети, матерей!
Берегите женщину, мужчины.
Торопитесь, мчитесь поскорей,
Чтоб разгладить все ее морщины.
Берегите, дети, свою мать!
Давшую вам жизненную силу.
Берегите, чтоб не зарыдать,
Над заросшей черствостью могилой.
 
МАТЕРИ

(Евдокии Ивановне Посвящается)

Над крышей ветви тополей,
Как к небу вскинутые руки.
Не надо, мама, не болей,
Не обрекай себя на муки.
Побудь со мной, хотя б немного,
О днях ушедших не скорбя.
И я, не веровавший в Бога,
Молиться стану за тебя.
Нет, я не выдержу разлуки:
Так одиночества боюсь.
Не опускай, родная, руки…
Я помолюсь, я помолюсь.
Пусть надрывается кукушка:
Она считает не тебе.
Иди приляг, моя старушка,
Теплей становится в избе.
В избе становится теплей:
Вокруг тебя щебечут внуки.
Над крышей ветви тополей,
Как к небу вскинутые руки.
 

МАТЕРИ

Если тебя не станет,
То мой помутится разум.
Сердце стучать устанет,
Солнце погаснет сразу.
Куда без тебя мне деться
И как без тебя расти?
Прости за ошибки детства,
За взрослую шалость прости.
Ругай меня, сколько хочешь,
Кори, упрекай, бранись.
Но только давай просрочим
Твою, моя мама, жизнь.
 

К ТОЙ ЖЕНЩИНЕ, КОТОРАЯ МНЕ МАТЬ

К той женщине, которая мне мать,
Пока еще в ночи горит окошко,
Я так спешу. И, может быть, немножко
Повременю обратно уезжать.
Старушку я к груди своей прижал
И сразу показалось почему-то,
Что я из дома вышел на минуту,
И вовсе никуда не уезжал.
В избе светлее стало от огня,
И на столе готово угощенье.
И я прошу у матери прощенья
За то, что долго не было меня…
 
***
Есть в мире женщина одна,
Что всех других дороже женщин.
Дороже жизни мне она,
А, может, больше. Но не меньше.
Другой такой не отыскать,
Хоть сто дорог исколеси я.
Ей имя ласковое – МАТЬ,
Как имя Родине – Россия.
 

МАТЬ

Провожая в дальнюю дорогу
Брата, мужа, сына или дочь,
Ты из сердца гонишь вон тревогу,
До рассвета вглядываясь в ночь.
Полем жизни или полем битвы
Лягут те любимые следы.
Веришь ты, что все твои молитвы,
Как спасенье в час большой беды.
И потом, бессонными ночами,
Будешь долго ты подушку мять…
Пусть ласкает светлыми лучами
Солнце нашу любящую мать.
 

МАТЕРИНСКАЯ МОЛИТВА

Храни меня твоя молитва
От злых наветов и невзгод,
Когда судьбы стальная бритва
Меня по телу полоснет.
Храни меня от злого рока
Твой тихий шепот, томный вздох.
Когда опутают жестоко
Веревки будничных дорог.
И если вдруг случится битва –
За телом в бой рванет душа.
Храни меня твоя молитва
От вражьей пули и ножа.
Храни меня святое слово,
Как талисман, как амулет,
Когда судьба-злодейка снова
К виску приставит пистолет.
Храни от порчи и проклятья
И от того, что я забыл.
Молись, родная, на распятье,
Чтоб оградить от черных сил.
Вперед, на мины! Что ж вы, черти!
Впервые, что ли, умирать!
Поверьте, братцы, нету смерти,
Когда молитву шепчет мать!
 
Геннадий Язенькин
 

 

Назад

 
 
Праздники России

 

 

 

 

 

 

 

Муниципальное бюджетное учреждение культуры Централизованная библиотечная система Демидовского района Смоленской области, 2020

Web-canape — создание сайтов и продвижение

Яндекс.Метрика

Главная | RSS лента

216240 Смоленская область, г.Демидов,
ул.Советская, д.5
Тел.: 8 (48147) 4-11-89
E-mail: bibldem@rambler.ru